RIA First Business Channel | Привлечение денег из Китая


Привлечение денег из Китая

Многих в последнее время интересует вопрос: возможно ли привлечение финансирования из Китая? Санкции, западные финансовые рынки закрыты, кредиты в России дорогие, ликвидности в банках не хватает. Может быть, «заграница», да еще та, с которой всеобъемлющее партнерство и стратегическое взаимодействие , нам поможет? В таком расчете есть доля смысла, но есть и попытка выдать желаемое за действительное.

привлечение денег из Китая, ‎First Business Channel‬ ‪

Александр Зайнигабдинов, партнер ChinaWindow Consulting Group, генеральный директор Beijing CW Consulting Company Limited

Попробуем разобраться, в чем же именно.

Китай не является союзником России и спонсором российской экономики. Один из краеугольных камней китайской внешней политики – неучастие в союзах. Членство в международных организациях – ООН, ЮНЕСКО, БРИКС, ШОС или ВТО – этому принципу не противоречит, а вот «дружить с А против Б» или даже «объединиться с А, для того чтобы противостоять давлению Б» – это не то, что провозглашено и реализуется в последние 30–35 лет.

Другой принцип китайской внешней политики – взаимовыгодное сотрудничество, а не бескорыстная поддержка или спонсорская помощь. Это в дальнейшей детализации, думаю, не нуждается.

Китайский капитал готов работать так, как ему выгодно. И понять, как выгодно, – это значит заложить под сотрудничество действительно прочную основу, без которой любые заверения в дружбе и политические декларации стоят немного.

Что мы знаем о Китае сейчас? Вторая экономика мира, мощное производство, сильная финансовая сфера. Плохая экология. Много людей – традиционный и верный стереотип. Что еще нужно добавить?

Из-за всего этого – плохой экологии, множества людей, уровень жизни которых растет, государственной политики по глубокой реструктруризации экономики – сокращается «грязное» производство, сокращаются отрасли с высокой долей ручного труда, почти перестал расти и даже пошел вниз рынок недвижимости.

У многих крупных (очень крупных, по меркам России) компаний скопились денежные средства, которые нужно вложить в новые для них сферы экономики.

Почему это важно? Потому что помогает лучше понять ответ на вопрос «откуда в Китае деньги и почему они стремятся за рубеж».

Второй важный вопрос: «Куда именно они стремятся?» Очевидно, туда, где лежит то, в чем нуждается китайская экономика. А нуждается экономика в том, чего ей недостает. Вот в чем нуждается китайская экономика:

  • Источники сырья;
  • Рынки сбыта;
  • Передовые технологии;
  • Бренды.

Что из этого есть в России?

Сырье – безусловно, причем как минеральное, так и биологическое – экологически чистые продукты, сельскохозяйственные угодья, питьевая и минеральная вода.

Рынки сбыта – с оговорками. Наши 150± миллионов населения в качестве рынка актуальны только в тех отраслях, где в Китае существует сильная внутренняя конкуренция. Например, в последние годы на улицах многих городов России можно видеть легковые автомобили Great Wall, Lifan, Cherry. Они между собой и в Китае конкурируют, и за рубежом. Вот и у нас теперь.

Технологии – с еще большими оговорками. То, что действительно и всерьез интересно китайским товарищам, обычно двойного или вполне военного назначения, и продажей таких технологий и товаров занимается «Рособоронэкспорт», в крайнем случае «Ростех».

Значит ли это, что технологическое, в смысле экспорта технологий, сотрудничество с Китаем невозможно в принципе? Нет, и в следующих номерах, вероятно, мы об этом поговорим, но в целом российские технологии – не приоритет для Китая.

Бренды – точно не к нам. В Италию, Швейцарию, Францию. Бренды «Газпром» или «Вежливые люди» никто не продаст, да и покупатели вряд ли заинтересуются, очень уж специфично.

Таким образом, экономически мотивированное китайско-российское (или российско-китайское) инвестиционное сотрудничество, т.е. инвестиции из Китая в Россию стоит рассматривать, если у вас есть источники сырья или рынки сбыта. Политически мотивированное сотрудничество может быть любым. При этом обычно политические договоренности о размене «мы вам вот это, а вы за это вот так проголосуйте» достигаются на высшем уровне, и принимать этот фактор во внимание имеет смысл только тем, кто общается с властью на этом самом уровне.

Сырье

Сразу нужно отметить, что рисковать китайцы не очень готовы. Они вообще в бизнесе люди не слишком азартные и предпочитают семь раз отмерить, или, как это будет по-китайски, «подготовить траву и зерно до того как двинуть воинов и лошадей». Поэтому не стоит рассчитывать на успех проекта типа: «У нас есть участок земли; старый геолог клянется, что там есть золото, но лицензию мы не получали, т.к. сразу платить за это придется, но мы открыты к сотрудничеству». Не исключено, конечно, что если кто-то в эту историю поверит и если она окажется правдой, то все заработают, но «если» здесь слишком много.

Привычный китайцам по другим странам – Австралии, Канаде, ЮАР – подход предполагает понятную структуру собственности, наличие запасов, как минимум C1-C2 по ГКЗ , а лучше всего отчет на английском языке в стандарте JORC. Очень маленьких месторождений китайцы с присущей им гигантоманией не любят, очень большие вряд ли доступны, поэтому некоторый средний размер и по стоимости, и по запасам является оптимальным. При этом самая комфортная форма бизнес-присутствия в России – совместное предприятие, т.е., скорее всего, ООО с долей участия китайских инвесторов.

Почему с долей и с какой именно? Потому что любой бизнес связан с интенсивным взаимодействием с местными, нередко региональными, а иногда и федеральными органами власти. Не автору рассказывать читателям, каким своеобразными это общение бывает в России даже для искушенных местных жителей. Типичному китайскому инвестору в страшном сне не приснится прямое взаимодействие с пожарными, экологами, инспекторами по технике безопасности и т.п., и он ожидает, что эти задачи будут решаться русским партнером.

Рынки сбыта

Некоторые китайские менеджеры некоторого китайского предприятия в декабре 2014 года прямо сказали автору: «В 1980–1990-е годы мы, китайцы, меняли доступ к нашему рынку на деньги и технологии японцев и американцев. Теперь, русские, пришло ваше время: если хотите от нас денег и технологий (речь шла о создании в России производства с китайским оборудованием, китайским сырьем и наполовину на китайские деньги), давайте нам доступ к вашему рынку».

Так же, как и с сырьем – именно доступ к рынку, а не чувство оптимизма, что в условиях санкций теперь можно рынок освоить, нужно только привлечь «Х» миллионов из Китая, и все станет хорошо.

Почему это важно? Потому что никто не может гарантировать, что рынок будет именно его. Монополиями и картельными сговорами ФАС занимается, а все остальное – конкуренция. И в ситуации, когда инициатива привлечения средств из Китая исходит от стороны-реципиента, т.е. от России, логично делать так, как удобно инвестору.

Для этого нужно убедить инвестора либо в том, что проект перспективный, люди хорошие, и нужно рискнуть, либо в том, что риска никакого нет, он в любом случае ничего не теряет.

Чтобы реализовать первый сценарий, желательно приглашать в проект уже знакомых людей и, главное, самим стать знакомым для партнеров. Самый простой способ сделать это при российско-китайском взаимодействии – торговля. Можно затевать проект на десятки миллионов долларов, и знакомство через торговлю на сумму в десятки тысяч станет важным подспорьем и даже определяющим фактором, почему можно верить именно вам. Не обязательно, конечно, это сработает, но при прочих равных принцип «тебя я давно знаю» играет большую роль.

Второй сценарий позволяет быстрее находить серьезных интересантов, но и предъявляет более высокие требования к российской стороне.

Как правило, выглядит это так: россияне грамотно готовят информацию о проекте, находят интересантов, общаются с ними предварительно, выходят на переговоры с ответственными лицами, встречаются и, наконец, рассказывают о том, как всем будет хорошо и выгодно, если в них инвестировать. И в ответ слышат: «Уважаемые русские друзья, мы выслушали вашу презентацию о перспективах выхода в лидеры отрасли и почти поверили. Но поймите, определения “мы госкомпания”, “мы публичная компания” или “мы будем брать деньги в кредит у государства” нас не убеждают, мы не можем сейчас рисковать. Давайте так: мы даем вам деньги в долг, а когда все то, что вы рассказывали о завоевании рынка, станет былью, мы конвертируем долг в доли/акции и станем партнерами, как вы с самого начала и предлагали».

Причем в долг китайские коллеги готовы дать не просто так, а под определенные гарантии – субъекта федерации, крупного муниципалитета, крупной федеральной корпорации или банковской гарантии банка из первой двадцатки.

Ставки по такому кредиту бывают от 5–7 до 10–11% годовых, что неплохо по нынешним временам, и обязательным условием его получения является использование так называемого китайского элемента: китайского оборудования, технологий, рабочей силы. Чаще всего оборудования и технологий.

Ставка по кредиту в значительной степени зависит от того, насколько важен проект в глазах китайского государства – именно государства, а не вашего инвестора – и по какой ставке государство выдает деньги уже вашему инвестору. Или, если вдруг китайская компания использует только собственные средства, от того, какую доходность она хочет получить. Чаще всего, правда, те, у кого есть в достатке собственные средства, готовы входить в долю, а не давать в долг.

Разумеется, с получением инвестиционных денег дело не заканчивается, а только начинается, и общение с китайцами в совместном проекте – это отдельная сложная история.

Но, похоже, другого выбора у России сейчас нет. Может, это и к лучшему.

ВРЕЗКИ

Китайский капитал готов работать так, как ему выгодно. И понять, как выгодно, – это значит заложить под сотрудничество действительно прочную основу.

Типичному китайскому инвестору в страшном сне не приснится прямое взаимодействие с российскими пожарными, экологами, инспекторами по технике безопасности и т.п., и он ожидает, что эти задачи будут решаться русским партнером.

Бизнес: Первого делового канала ria.1bc.tv First Business Channel

Для комментирования, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться

Latest photo gallery