RIA First Business Channel | Правовые аспекты ведения бизнеса с Китаем


Правовые аспекты ведения бизнеса с Китаем

Китай — крупнейший торговый партнер России: в 2012 году товарооборот с этой страной составил более 88 миллиардов долларов, в 2013-м будут достигнуты, вероятно, 90 миллиардов.

бизнес с Китаем, ‎First Business Channel‬, Александр Зайнигабдинов

Александр Зайнигабдинов, партнер China Window Consulting Group Limited

Китайская Народная Республика — стратегический партнер Российской Федерации. Как заявляют руководители двух стран, отношения находятся в высшей точке, лучше никогда не было.

Китай — это самое большое население, крупнейший рынок и гигантская мировая фабрика. Сами китайцы свое место в мире, в том числе в международных экономических отношениях, оценивают без ложной скромности. Например, Джек Ма (Ма Юнь), основатель концерна Alibaba Group , несколько лет назад сказал: «Китай в будущем станет местом, где устанавливаются правила игры на следующий век». Насколько он прав — покажет время.

Сейчас же все большее количество российских бизнесменов и менеджеров обращают на Китай заинтересованный взгляд. Многим работа с Китаем знакома не понаслышке, кто-то об этом только задумывается. То, о чем будет сказано ниже, может быть полезно и тем и другим.

Проверка контрагента

Поставщиков в Китае в эпоху развитого Интернета найти несложно. На многих заводах есть англоговорящий персонал, переводчиков с китайского на рынке труда немало; в конце концов, Google Translate работает. Если первоначальное общение состоялось, до выставления инвойса путь короткий. А [ la] вот дальше начинается разное.

Бывает, всё хорошо.

Бывает, сперва всё хорошо, а потом начинаются проблемы, которые путем дружественных переговоров не решаются.

Бывает, проблемы начинаются сразу. По качеству, количеству, срокам, маркировке, упаковке и т. д. Время сложное, мировой кризис, падение спроса, экспортоориентированной экономике Китая надо как-то концы с концами сводить. Поэтому от заказов часто не отказываются, даже понимая, что не смогут их выполнить, а бывает, и просто мошенничают откровенно.

Ниже будет сказано о том, на что обращать внимание при заключении договора. А сейчас обратим внимание на то, с кем договор нужно заключать.

В российской практике существует хорошо известный документ, выписка из Единого государственного реестра юридических лиц. Там содержится достаточно полная информация о компании, в отличие от свидетельства о государственной регистрации, где информации совсем немного.

В китайском документе, аналогичном российскому свидетельству о госрегистрации, содержится много сведений, позволяющих быстро оценить контрагента и принять первоначальные решения. Кстати, отказ предоставить копию этого документа — тоже весьма показательный симптом.

В китайском свидетельстве, которое называется «свидетельством о праве ведения хозяйственной деятельности предприятия — юридического лица», указаны:

  • полное наименование компании;
  • адрес регистрации;
  • уставный капитал;
  • законный представитель (лицо, которое имеет право представлять компанию без доверенности);
  • сфера деятельности компании (у большинства компаний в КНР сфера деятельности ограничена, и если поставщик называет себя производителем, а в графе «Сфера деятельности» указана только торговля, это еще один повод задуматься);
  • срок деятельности компании;
  • состояние компании, то есть отметка о прохождении ежегодной корпоративной проверки (эта отметка ставится в так называемый дубликат, а не в оригинал, и в определенном временном интервале, а не на конкретную дату, но в ответ на настойчивый запрос честный контрагент должен предоставить соответствующую информацию).

Разумеется, вместе с Интернетом развивается и Photoshop, и растет количество людей, умеющих с ним обращаться. Более глубокую проверку контрагента потребуется заказывать отдельно, но базовую информацию о предполагаемом партнере ознакомление со свидетельством о праве ведения хозяйственной деятельности поможет получить.

Заключение договора

Существует распространенный миф о том, что договор в Китае — это бумажка, пригодная лишь для валютного контроля. Мол, никто все равно договоры не читает, а если читает, то всерьез не воспринимает, никакой пользы от договора нет — и шансы получить возмещение ущерба через суд или арбитраж отсутствуют. Главное — отношения с китайцами, великие и ужасные гуаньси , а все остальное ерунда.

Это, конечно, заблуждение.

У договора, заключаемого в письменной форме, есть две основные цели: сделать так, чтобы обе стороны точно понимали, о чем именно они договорились, и создать работающий механизм принудительного исполнения договора. Актуальность обеих задач при работе с Китаем нельзя переоценить.

Рассмотрим самый простой, классический случай — покупку товара в КНР, то есть размещение заказа на одном заводе. Идеальный конечный результат: все сделано вовремя, с нужным качеством, по приемлемой цене. Завод (или другая компания, о которой завод сказал: «Пожалуйста, сюда платите») выставил инвойс, инвойс оплачен, процесс пошел. Знакомая картина? Думаю, тем, кто с Китаем уже работает, знакомая до боли. Часто ли реальный результат близок к идеальному? Риторический вопрос.

Чем в таком случае поможет «правильный» договор?

  • Сделает понятным всему персоналу завода-производителя (а не только менеджеру экспортного отдела, проводившему переговоры), что же именно хочет видеть заказчик.
  • Обеспечит осознание последствий, которые ждут в случае невыполнения обязательств руководство завода.
  • Даст возможность заказчику потребовать и получить с производителя компенсацию. Производитель, конечно, постарается свести всё к дружбе и взаимной любви, то есть, например, к снижению цены на следующую партию, а не к выплате живыми деньгами сейчас. Если заказчик на это пойдет, то это будет действительно уступка сильного партнера, а не жест отчаяния, когда другого выбора нет.

Естественный вопрос: какой же договор будет «правильным»?

Наш опыт говорит, что, помимо предусмотренных законом требований, без которых договор не вступит в силу, при составлении договоров с китайскими контрагентами нужно учитывать следующие моменты:

  • Договор должен быть подробным, четко и однозначно описывать параметры товара: количество, качество, маркировку, упаковку, сырье или комплектующие, которые должны использоваться, стандарты, которым товар должен соответствовать, и т. п. Неприятных историй, начавшихся из-за того, что кто-то понадеялся на здравый смысл, добрую волю или профессиональную интуицию китайских производителей, — множество.
  • Договор должен быть двуязычным, основной язык договора — китайский. Эта рекомендация может вызвать недоверие, но в действительности именно такой подход выгоднее всего для заказчика-иностранца. Во-первых, как говорилось выше, нужно сделать так, чтобы договор понимали и технологи, и логисты, и контролеры качества, и бухгалтеры, и даже сам хозяин. Во-вторых, необходимо, чтобы договор понимали сотрудники заказчика, и не только менеджеры по ВЭД, а и весь персонал и контрагенты, например логисты или таможенные брокеры. В-третьих, договор должен быть однозначно и правильно понят государственными органами, в том числе, если потребуется, судебными. Если договор будет на английском языке, или на русском и китайском, с упоминанием, что русский — основной, то, например, суд найдет сертифицированного переводчика, какого по месту своего пребывания сможет найти, и будет руководствоваться тем переводом, какой получится. Очевидно, что проще и надежнее заплатить за грамотный перевод своим людям, чем потом общаться с китайскими властями по поводу перевода, сделанного «специалистами на местах».
  • Договор должен быть исполнимым там, где обоснованно предполагается большая вероятность его нарушения. У покупателя всего одна обязанность — заплатить деньги, а у поставщика — множество. И вероятность, что договор будет нарушен поставщиком, гораздо выше. Значит, нужно сделать так, чтобы договор эффективно исполнялся, при необходимости — принудительно, на территории КНР. Причем для заказчика добровольное исполнение договора значительно выгоднее, чем принудительное: через суд или арбитраж. И это приводит нас к вопросу о применимом праве. Какому законодательству должен быть подчинен договор, чтобы поставщик понимал свои обязанности и санкции за их неисполнение? Очевидно, праву страны поставщика, в котором последний хоть как-то ориентируется.

Поэтому мы считаем, что оптимальный выбор применимого права для договора поставки из Китая — законодательство КНР, а оптимальный способ разрешения споров — арбитраж в Китае, например в China International Economic and Trade Arbitration Commission или Shanghai International Arbitration Center.

Торговые марки

Существует еще один миф, в который верят не только граждане бывшего СССР, но и жители Западной Европы и Северной Америки. А именно — что в Китае отсутствует как идея защита интеллектуалной собственности. Одни вспоминают легендарную марку одежды ABIBAS, другие — появление на рынках электроники Пекина, Шанхая и Шэньчжэня iPhone 5 в тот день, когда Apple анонсировал 4S. В обоих случаях люди принимают неэффективно работающую систему за ее отсутствие.

Но дело даже не в этом, а в том, что ситуация с защитой интеллектуальной собственности в КНР меняет приоритеты регистрации, например, товарных знаков. Традиционно, товарный знак как средство индивидуализации товара (в КНР товарные знаки и знаки обслуживания вместе называются торговыми марками (ТМ)) используется для того, чтобы никто, кроме владельца, не мог товар под этой ТМ производить. В Китае же на первое место выходит необходимость зарегистрировать ТМ для того, чтобы недобросовестные контрагенты ее не украли.

Среди местного экономически активного населения крайне развит популярный спорт — регистрация торговых марок клиентов на себя. Законодательство запрещает недобросовестную регистрацию на агента или представителя (если заказчик разместил заказ на заводе, а завод взял и зарегистрировал ТМ на себя), но не на родственников владельца компании-агента или представителя. Причем люди часто проявляют завидное терпение, при первом или втором крупном либо среднем заказе регистрируют ТМ, ждут несколько лет, а потом, когда объемы серьезно вырастают, достают из-под стола свидетельство о регистрации и спрашивают, как делить теперь уже общий бизнес.

И тут система защиты интеллектуальной собственности КНР срабатывает на полную мощность. Дело в том, что в КНР регистрацией торговых марок и регистрацией юридических лиц занимается одна и та же организация — Промышленно-торговая администрация (Administration for Industry and Commerce). Она же надзирает за исполнением законодательства юридическими лицами. Поэтому отделения Промышленно-торговой администрации присутствуют в любом населенном пункте — и спектр мер административного, без участия суда, воздействия на нарушителей у нее широкий: от штрафа до отзыва свидетельства о госрегистрации.

Все вышесказанное означает, что торговую марку нужно регистрировать до размещения заказа в Китае или, в крайнем случае, после получения удовлетворительных результатов пробной партии. КНР участвует как в Мадридском соглашении, так и в Мадридском протоколе, поэтому возможны и отдельная регистрация, и распространение защиты по международной регистрации ТМ на территорию страны.

Разумеется, круг юридических вопросов из серии «на что обратить внимание при работе с Китаем» гораздо шире, чем рамки данной статьи. Поэтому… продолжение — в следующих номерах Business Partner.

Спорт: Первого делового канала ria.1bc.tv First Business Channel

Для комментирования, вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться

Latest photo gallery